3.2 (63.33%) 24 голос[ов]

В 1762 году к власти в России пришла Екатерина II. Ее время ?период активной борьбы России за выход к Черному морю. Именно тогда появился ряд выдающихся деятелей российской истории и военных полководцев ? А.Г. Орлов, П.А. Румянцев, Г.А. Потемкин, Г.А. Спиридов, А.В. Суворов, Ф.Ф. Ушаков и др.

В 1768 году Турция начала войну с Россией. Она сосредоточила на Дунае 400-тысячную армию, в Крыму ? 100-тысячное войско крымского хана Селим-Гирея. На Черном и Эгейском морях у Турции был мощный флот.

Туркам противостояли две российские армии: 80?90-тысячная в
Молдавии, 36-тысячная ? между Днепром и Доном. Из Балтийского моря в Средиземное было направлено пять эскадр российского флота. В их составе более 30 многопушечных линейных кораблей и фрегатов. Под руководством графа А.Г. Орлова флот успешно действовал в Архипелаге (Средиземное море у берегов Греции).

В 1770 году были одержаны победы в Чесменском сражении (рис. 11.1) и на Дунайском направлении. Свой вклад в победу внесла Азовская флотилия (31 действующий корабль и судно).

Русско-турецкая война 1768?-1774 годов успешно завершилась Кючук-Кайнарджийским миром. России стали доступны Черное, Азовское моря, проливы Босфор и Дарданеллы. К ней отошли Азов, Керчь,
территория между Днепром и Южным Бугом с крепостью Кинбурн. Турция признала независимость Крымского ханства, Молдавия и Валахия получили автономию.

Воспользоваться правом выхода в Черное море Россия, однако, сразу не смогла: для этого не было флота. Суда Азовской флотилии, построенные на верфях мелководных рек, впадавших в Азовское море,
для плавания в Черном море оказались в основном малопригодными. Было ясно, что Турция, оправившись после войны, попытается силой вернуть утраченные позиции в Крыму и Северном Причерноморье. Встал вопрос о быстром выборе и строительстве нового центра судостроения и военной гавани для Черноморского флота.

Малые глубины Дона и его притоков, где располагались верфи, строившие суда для Азовской флотилии, мелководного Таганрогского залива затрудняли постройку крупных кораблей. Поэтому при организации строительства Черноморского флота речь могла идти о расположении центра южного судостроения в двух районах вновь приобретенных земель: в Керченской бухте или в Днепро-Бугском лимане. При этом необходимо было учитывать и возможность обеспечения судостроительного производства лесом ? основным корабельным материалом тех лет. Вначале расчет строился на использовании крымских дубовых лесов, но сведения об их большом количестве не под-
твердились. Доставка же леса в Керчь из Воронежской, Пензенской и Саратовской губерний, откуда он поступал на донские верфи, была бы слишком затруднительной и дорогой. Таким образом, внимание
привлек район Днепро-Бугского лимана и самого Днепра от устья до порогов.

Первоначально Адмиралтейств-коллегия полагала, что глубины лимана у берегов позволят вести там постройку и обслуживание линейных кораблей 60-пушечного ранга, но промеры глубин в дальнейшем показали, что речь может идти лишь о 50-пушечных кораблях. Постройка верфи на насыпных сооружениях для достижения необходимых глубин была бы слишком дорогой.

Нижний участок Днепра имел мелководные косы и перекаты, что требовало использования камелей (доков) для вывода кораблей в лиман. Название “камели”, по всей вероятности, произошло от названия трофейного шведского корабля “Камель” (верблюд), из которого при Петре I в Кронштадте был построен первый в мире деревянный плавучий док. Есть, правда, и другое объяснение: “камель”, как верблюд на спине, несла на палубе груз ? корабль. Долгое время в Западной Европе плавучие доки называли “камелями”. Все эти обстоятельства характеризуют сложность решения вопроса о местоположении верфи и военной гавани. Внешнеполитическая обстановка требовала срочного принятия мер, поэтому в 1775 году был издан указ императрицы Екатерины II в адрес Адмиралтейств-коллегии о создании морских сил в лимане. В указе говорилось о постройке не менее 20 “военных больших судов”. Неопределенность с типами кораблей как раз и объяснялась неясностью конкретного местоположения верфи.

Указом также предписывалось все работы по сооружению военного порта, гавани, верфи и намеченного строительства 20 кораблей завершить в пятилетний срок. На Азовском море предполагалось оставить лишь судоремонт.

В этом же 1775 году было подписано распоряжение о доставке первой партии леса для начала работ в лимане. В январе следующего года Адмиралтейств-коллегия направила на юг корабельного мастера
В.А. Селянинова для организации промера глубин Днепра и осмотра лесов до Киева. Екатерина II в январе 1777 года утвердила генералконтролера С.Б. Шубина руководителем работ в лимане в районе Глубокой Пристани.

Адмиралтейств-коллегия в это время, опираясь на промеры Селянинова, считала, что в Глубокой Пристани следует строить сразу весь комплекс военного порта, гавани и верфи (у современной Софиевки, район Станислава).

События, однако, стремительно разворачивались. В феврале 1777 года высочайшим указом Адмиралтейств-коллегии предписано начать немедленную заготовку леса для трех линейных кораблей 60-пушечного ранга. Совместить строительство кораблей с постройкой верфи не представлялось возможным, поэтому С.Б. Шубину предлагалось соорудить временную (разовую) верфь, для которой разрешалось по своему усмотрению выбрать одно из двух мест ? на правом берегу
Днепра у реки Таганки (в 70 верстах от Глубокой Пристани) либо у урочища Александр-шанц (в 30 верстах), основанного еще во времена Анны Иоанновны в период войны 1737 года с Турцией. Шубин для
временной верфи избрал второй вариант, предпочитая близость Александр-шанца к лиману и наличие укреплений с военным гарнизоном.

Правительственный указ тем временем устанавливал новый объем строительства ? пять кораблей в 1778 году. Поэтому Адмиралтейств коллегия наметила построить на временной верфи шесть эллингов
(пять для строительства кораблей и шестой для камелей).

С этого момента судьба основания Херсона, а именно на месте Александр-шанца он и возник, была предрешена.

В мае 1778 года был издан указ о передаче намеченного строительства под попечение новороссийского генерал-губернатора Г.А. Потемкина. Правда, в изданном императрицей в адрес Адмиралтейств-коллегии указе говорилось, что “?заведение временного строительства на Днепре в Александр-шанце Ее императорское величество не находит надобным из-за разового характера и поэтому напрасной потери денег”. Но было, как говорится, уже поздно.

Адмиралтейств-коллегия проявила упорство, “все обстоятельства собрав и довольно рассуждая”. Уж очень сложно возводить до необходимой глубины насыпи для эллингов в мелководье у берегов лимана.

В этих условиях Екатерина II предоставила решение вопроса князю Г.А. Потемкину. Однако, независимо от того, где место будет избрано, оно должно “именоваться город Херсон” (по имени древнегреческой колонии Херсонес, основанной в Крыму в V в. до н. э.).

Руководителем постройки эллингов Адмиралтейств-коллегия назначила своего представителя генерал-цехмейстера и флота генералпоручика И.А. Ганнибала, который прибыл в Александр-шанц в октябре 1778 года.

Несмотря на сложности строительства, нехватку специалистов, леса и общую неустроенность, первый эллинг был готов к концу весны 1779 года, в нем по повелению князя Потемкина 29 мая заложили наконец 66-пушечный корабль, названный в честь императрицы “Слава Екатерины”, ? первый корабль Херсонского адмиралтейства.

Строительство кораблей в Херсоне шло весьма энергично, но трудно. Сложности базирования флота в Херсоне в относительно мелководном Днепре заставили обратить внимание на Ахтиарскую бухту южной оконечности недавно присоединенного к России Крыма. Впервые описание и составление морских карт этой гавани было выполнено в 1773 году исследовательской партией под командой штурманского прапорщика И. Батурина и, позже, капитан-лейтенанта Берсенева. Гавань представляла собой хорошо защищенную акваторию длиной более 5500 м, шириной от 530 до 950 м (большая бухта от входа до устья Черной речки). Глубины рейда и Южной бухты от 12,2 до 21,3 м отвечали потребностям размещения даже самых больших кораблей того времени.

В 1783 году строится Севастопольское адмиралтейство, а сам г. Севастополь все больше становится главной военно-морской базой России на Черном море.

К 1785 году в Херсоне создается Черноморское  Адмиралтейское правление, объединяющее управление и базирование Черноморского флота, кораблестроение на Херсонской верфи, в Таганроге, Приазовье и на Дону. Возглавил правление контр-адмирал Н.С. Мордвинов. Так Херсон становится главным судостроительным центром на Черном море. Однако месторасположение Херсона имело ряд недостатков: малярия, мели, узкости ? вывод судов в лиман из адмиралтейства в полном снабжении и вооружении был затруднен и производился на камелях. Потому Г.А. Потемкин (рис. 11.2) поручает бригадиру М.Л. Фалееву (рис. 11.3) найти новое место для верфи, и М.Л. Фалеев предлагает для этого устье реки Ингул при впадении в Южный Буг.

В июле 1788 года Потемкин дает указание возвести на Ингуле эллинги для постройки двух 50-пушечных кораблей. Строил их военный инженер И.В. Соколов. Первый эллинг был готов в декабре 1789 года. В начале 1790  года на верфи закладывается первый  корабль ? 44-пушечный фрегат “Святой  Николай” (строители А.П. Соколов и И. Должников).

27 августа 1789 года князь Г.А. Потемкин из лагеря в Дубоссарах предписал полковнику М.Л. Фалееву именовать “новорожденную верфь на Ингуле ? город Николаев”. Утверждение этого решения Екатериной II последовало в 1790 году. Название свое город получил в честь взятия Очакова 6 декабря 1788 года, в день праздника Святителя Николая Мирликийского, покровителя моряков.

Надо сказать, что освобождение наших краев от власти турок происходило при активном участии украинского казачества. Во время русско-турецкой войны 1768?1774 годов запорожское войско под руководством кошевого атамана Калнишевского прославило себя героическими действиями. Высшие сановники считали честью быть приписанными к запорожским куреням: так, в реестре Ирклиевского куреня записано имя М.И. Кутузова, в других ? командующих российскими войсками. Сам князь Потемкин был приписан к войску запорожскому под именем Грицька Нечесы. Это, впрочем, не помешало ему в 1775 году по приказу Екатерины II занять Запорожскую Сечь и разрушить ее.

Однако, когда в 1787 году началась война с Турцией, Потемкин поручил Сидору Белому, одному из бывших запорожских старшин, собрать казаков. В Бериславе собралось 12000 запорожцев. Атаман
Белый перешел с ними на Кинбурнскую косу в бывшую запорожскую паланку. Кош был разбит на левом берегу Бугского лимана. Это войско получило название “Верное Войско Запорожское”. Оно имело чайки, галеры, лодки, помогало российскому флоту.

В мае 1788 года по приказу А.В. Суворова запорожцы помогли разбить турецкий флот Хасан-Паши под Очаковом. Здесь был ранен Сидор Белый, и войско возглавил Захар Чепыга. Русское войско под руководством Потемкина наступало на Очаков по обоим берегам Буга. Запорожцы под руководством Захара Чепыги через село Корениху и мыс Аджигол направились к Очакову и захватили остров Березань.

Эй! Моряк, почитай и это:



Добавить комментарий