Загрузка...

Коносамент и груз движутся в порт выгрузки раздельно и независимо друг от друга. Пока судно находится в море коносамент может сменить нескольких владельцев. Сделки с коносаментом происходят без участия перевозчика. На этой фазе функционирования коносамента передача и переход рисков, присущих операциям с такими бумагами, регулируется гражданским (торговым) правом. Передаточные надписи на коносаменте есть внешний знак таких передач. В коносаменте выражено право его держателя на груз.

Для получения груза необходимо предъявление перевозчику коносамента или одного коносамента из коносаментного комплекта. Нет коносамента— нет и выдачи груза. Таково общее правило всех законодательств. Последствия, связанные с несоблюдением этого правила, лежат на перевозчике. Способ проверки надлежащего держателя коносамента основан на чисто внешних признаках. Для перевозчика надлежащим держателем коносамент является лицо, чье владение основано на непрерывном и последовательном ряде передаточных надписей, из которых можно было бы проследить переход прав от одного лица к другому. Последняя надпись должна быть сделана в пользу лица, требующего исполнения. Для непрерывности ряда передаточных надписей достаточно наличия внешнего тождества между подписью того лица, кто совершает подпись, и именем предыдущего держателя. Обычно даже подложная подпись считается для цели передачи документа действительной и не прерывает последовательный ряд передаточных надписей (но по англо-американскому законодательству за таким индоссаментом не признается юридическая сила). Зачеркнутая переуступочная надпись прерывает цепь последовательных надписей. Перерывы в цепи передаточных надписей придают спорный характер правопреемству лиц, следующих после перерыва; правильным держателем бумаги будет считаться то лицо, которое стояло последним до перерыва. Перерыв потребует от заинтересованного лица доказательства своего нрава в общегражданском порядке. По бумаге на предъявителя лицо легитимируется только предъявлением бумаги. Таким образом, для осуществления права по именной и ордерной бумаге нужна совокупность двух юридических фактов (предъявление бумаги и передаточная надпись), по предъявительской бумаге достаточно одного. Перевозчик освобожден от далеко не легкой проверки прав у индоссантов и получателя груза (по форме совершения передаточной надписи, по признанию личности, по количеству подписей), а также действительности самого права. Должно ли право надлежащего держателя коносамента отвергаться потому, что перевозчик считает его сомнительным? По английской точке зрения, если капитан не имеет сведений о требованиях других лиц на этот груз или сведений об обстоятельствах, ставящих под разумное сомнение право держателя коносамента на получение груза, то капитан вправе выдать груз против коносамента. Когда такие сведения имеются, капитан должен либо на свой риск выдать груз законному владельцу (rightful owner), либо предложить заинтересованным лицам возбудить судебный процесс в целях определения прав по спорному предмету. А до его исхода поместить предмет спора в склад. У итальянского законодателя иной подход. Согласно гражданскому кодексу владение бумагой, представляющей товар, не дает права собственности на этот товар, а лишь право на владение им. Капитан обязан выдать груз держателю коносамента даже в том случае, если у него есть сведения о существовании иного лица, заявляющего о своем праве на груз и утверждающего, что он является собственником груза. Позиция правоведов ФРГ в следующем. Долговое обязательство по ценным бумагам обладает повышенной доказательственной силой в пользу его держателя: владение бумагой предполагает, что ее держатель обладает правом распоряжения ею. Поэтому должник вынужден исполнять обязательство по отношению к держателю бумаги, если не может доказать отсутствие у него права распоряжения бумагой. Иной подход к тем случаям, когда лицо знает и легко может доказать отсутствие у держателя бумаги основания для заявления требования. В таких случаях лицо не освобождается от исполнения обязательства и продолжает считаться должником. Общий вывод: надлежащий держатель определяется формально, по чисто внешним признакам; существует ограниченная обязанность перевозчика по проверке права держателя коносамента на получение груза. Передачей груза надлежащему держателю коносамента не решается вопрос о праве собственности. В задачу перевозчика не входит установление действительного собственника груза. Одно лишь сомнение по поводу права надлежащего держателя коносамента не достаточно для отказа ему в исполнении обязательства. Иначе перевозчик возьмет на себя бремя доказывания правильности своих действий, а также риск проиграть процесс с держателем коносамента. Исполняя обязательство надлежащему держателю коносамента, перевозчик поступает добросовестным образом. Критерии добросовестности даются национальным правом. Для опровержения презумпции добросовестного исполнения перевозчиком своего обязательства нужны веские данные. Например, что перевозчик знал или должен был знать о том, что держатель коносамента не правомочен на осуществление выраженных в нем прав. Другая реальность сегодняшнего дня. Оригинал коносамента направляют капитанской почтой. Суть ее в следующем. В порту погрузки отправитель передает один оригинал коносамента капитану вместе с инструкциями — доставить оригинал в порт выгрузки, передать получателю с тем, чтобы тот мог предъявить этот коносамент перевозчику и получить обусловленный груз. Исходя из сиюминутных выгод отдельных лиц, такой вариант решения целесообразен. Ведь дешевле груз передать покупателю-грузополучателю, чем превращать судно в плавучий склад или нести расходы и риски в связи с хранением в складе выгруженного груза. А с позиции банка такое положение неприемлемо. Оно препятствует ему эффективно осуществлять залоговое право на груз, действуя на правах залогодержателя коносамента. Отдельные банки склонны допустить такое решение, но в очень узких рамках — только в случае, если бы груз предназначался указанному в коносаменте получателю без дальнейшей передачи коносамента другим лицам. Такие случаи в целом не свойственны торговому обороту. По той причине, что спекулятивная деятельность есть более или менее постоянный источник существования продавцов и покупателей. Перевозчику следует быть готовым к встрече со следующими обстоятельствами:

1) вместо того, чтобы заниматься лишь внешней проверкой непрерывного ряда переуступочных надписей для определения надлежащего держателя коносамента, перевозчику за свой счет придется искать это лицо ради того, чтобы представить ему предмет своего обязательства;

2) на перевозчика возлагается риск передачи коносамента ненадлежащему лицу; степень риска возрастает при мошенничестве и неплатежеспособности;

3) перевозчик, по меньшей мере, вовлекается в решение вопросов, связанных с риском гибели товарораспорядительной бумаги, а также ответственностью за просрочку в предложении товарораспорядительной бумаги покупателю. Известно, что эти вопросы обсуждаются и решаются между участниками другого юридически самостоятельного договора, название которому договор купли-продажи товара;

4) действия перевозчика входят в коллизию с интересами финансирующих организаций, выдавших ссуду под залог коносаментов;

5) в странах, где передачу коносамента отождествляют с передачей права собственности на товар, фактическое владение капитаном оригиналом коносамента с указанной целью может быть воспринято как согласие перевозчика принять активное участие на стороне продавца в передаче права собственности путем вручения товарораспорядительной бумаги в порту выгрузки. Новая практика достаточно распространена в нефтеперевозках. И тут трудность, конечно, заключается не только в том, чтобы «убедить» перевозчика. Отправителям груза помехой становятся принципы товарораспорядительных бумаг, рожденных в свое время исключительно в интересах торговли. Попыткой соединить разноречивые начала явилось предложение вносить в коносамент оговорку следующего содержания: «На борту указанного судна находится один оригинал, против которого может быть произведена выдача в соответствии с инструкциями, полученными от отправителей (фрахтователей)». Правовое значение оговорки для защиты интересов перевозчика невелико. Выдача коносамента в нескольких экземплярах тождественного содержания может привести к появлению ситуации, когда в порту выгрузки несколько держателей коносамента потребуют от перевозчика исполнения обязательства. Большей частью решение вопроса дается на основе права места нахождения груза. Достаточно простое решение предлагается немецким правом: если требование поступило одновременно от нескольких держателей отдельных экземпляров коносамента, перевозчик отказывается удовлетворить их требования, помещает груз на склад и извещает об этом указанных лиц (§ 649 ГТУ). С другой стороны, немецкое право называет критерии выявления лица, обладающего преимущественным правом требования. Предпочтение отдается держателю, которому ранее других был передан коносамент (§ 656 ГТУ). Такой же критерий применяется в американском праве (п. 3 ст. 7-304 ЕТК). По советскому праву преимущество имеет не тот из покупателей, кто раньше других заключил договор купли-продажи вещи, а тот, которому вещь передана раньше (ст. 217 ГК РСФСР). Потеря коносамента автоматически не ведет к потере прав получателя. Потеря коносамента лишь затруднит доказательство их существования. Для защиты своих прав получателю придется обратиться к помощи суда. Хорошо известна на практике ситуация, когда товар доставляется в порт выгрузки быстрее, чем коносамент. Причины тому разные. Неблагоприятные последствия затрагивают обе стороны. Без коносамента получатель не может получить прибывший товар. Перевозчик несет непроизводительные расходы из-за простоя, а также риск отказа фрахтователя оплатить это время. Нужно решать проблему хранения груза до прибытия коносаментов. Не должно вводить в заблуждение решение о внесении в чартер условия, обязывающего перевозчика выдавать груз без коносамента против личной гарантии фрахтователя. Например: «Если коносаменты не поступают вовремя, судовладельцы должны выдать весь груз без предъявления коносамента. Фрахтователи обязуются перед судовладельцами принять на себя все последствия выгрузки груза без предъявления коносамента». Эта гарантия фрахтователя является гарантией только по названию. Она не имеет практической ценности, так как дублирует уже существующий договор между теми же сторонами, не создавая никакого дополнительного обеспечения своих обязательств перед кредитором. Встречается и худший вариант условия: «Если коносаменты вовремя не поступают в порт выгрузки, то судовладельцы согласны выдать весь груз без предъявления оригиналов коносаментов». Гарантия банка или стандартная форма обязательства грузополучателя (подготовленная клубами взаимного страхования) снимает трудности грузополучателя или фрахтователя.

Эй! Моряк, почитай и это:



Добавить комментарий