Загрузка...

Для договоров купли-продажи товара с использованием морских судов господствующим является положение, что право собственности на товар переходит на покупателя лишь с момента передачи ему товарораспорядительного документа или выполнения условия, установленного продавцом. Даже если товар погружен на основании коносамента, выданного на имя покупателя или по его приказу, право собственности не считается перешедшим к покупателю до передачи ему коносамента.

Но практика исходит не столько из теоретических позиций, сколько из экономического положения продавца и покупателя. Там, где рыночное преимущество у продавца, он стремится сохранить за собой право собственности на товар до его полной оплаты. Там, где положение иное, продавец вынужден отказаться от права собственности еще до того, как покупатель получит коносамент или на стадии передачи покупателю товара. В последнем случае сдачу товара покупателю могут связать с документом об индивидуализации товара, с получением документа о хранении товара на складе в порту, с документом о размещении индивидуализированного товара на пирсе, со штурманской распиской и др. По разным причинам в договоре купли-продажи товара могут обходиться молчанием вопросы о переходе права собственности и переходе риска случайной гибели или порчи товара. Либо ответ дается косвенным, подчас и скрытым путем. В таких случаях необходимо изучение всего текста договора на основе норм применимого к договору права, путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих какой закон подлежит применению. В законодательстве СССР право собственности возникает с момента передачи вещи. К передаче вещей приравнивается передача коносамента или иного распорядительного документа на вещи. Риск случайной гибели или порчи продаваемых вещей переходит к приобретателю одновременно с возникновением у него права собственности (ст. 135, 136, 138 ГК РСФСР). В законодательстве Франции и Англии вопрос о переходе права собственности и риска случайной гибели или порчи товара решается на основании одних и тех же правовых норм. В законодательстве ФРГ и США эти же вопросы регулируются различными, не зависимыми друг от друга нормами. В советском и зарубежном законодательствах переход права собственности и риска случайной гибели и порчи товара регулируется диспозитивными нормами, т. е такими, которые разрешается изменять соглашением сторон. И только если стороны не воспользовались такой возможностью, тогда спор будет решаться выраженными в законе правилами Примерно за последние сорок лет за рубежом практически наиболее важным признается вопрос о моменте перехода риска случайной гибели и порчи. При купле-продаже товара на условиях СИФ, если товар утрачен в пути, продавец имеет право передать товарораспорядительные документы (коносамент и др.) покупателю и после утраты самого товара и потребовать уплаты покупной цены. При этом вопрос о моменте перехода права собственности не играет роли. В советской практике вопрос решается по- существу таким же образом. Оба указанных вопроса нашли свое решение также на уровне международных соглашений. Общими условиями поставок СЭВ в редакции 1979 г установлено ($ 7), что «право собственности на товар, а также риск случайной утраты или повреждения товара переходят с продавца на покупателя с момента перехода товара через борт судна в порту погрузки». Как известно, положения этого международного соглашения носят императивный характер. Отступление от них в договоре допустимо лишь в случаях, предусмотренных в самом соглашении В отличие от этого соглашения, принятая в 1980 г. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров содержит нормы, носящие по общему правилу диспозитивный характер. Несостоятельны утверждения, будто «… в соответствии с действующим законодательством и международной практикой в морских перевозках только коносамент является документом, удостоверяющим переход права собственности (аргумент В/О «Союзнефтеэкспорт» в решении Госарбитража СССР по делу № 4/395 от 24. 09. 82).

Эй! Моряк, почитай и это:



Добавить комментарий