Загрузка...

Договор фрахтования считается заключенным и при отсутствии подписанного обеими сторонами чартера, если в переписке ими было достигнуто соглашение о всех существенных условиях, и фрахтователь отвечает за все убытки судовладельца, причиненные ему отказом фрахтователя в предоставлении судну груза.
Решение Кассационного Суда ОАР от 11 января 1966 г. по иску собственников судна “Elfriede” к египетской экспортной фирме. (DMF, 1970, № 256, р. 239)
Владельцы западно – германского судна «Эльфриде» договорились с египетской экспортной фирмой о фрахтовании их судна для перевозки лука из порта Александрия в один из портов восточного побережья Великобритании. Стороны договорились о фрахтуемом судне, перевозимом грузе, портах погрузки и выгрузки, о дате прибытия судна в порт погрузки, о размере фрахта и способе его уплаты, о сталийных днях и демередже. Более того, было согласовано применение всех остальных условий чартера «Дженкон».
Как обычно, это соглашение о фрахтовании было заключено при посредстве брокера (в Гамбурге).
Между сторонами состоялся обмен телеграммами и письмами, содержащими предложение фрахтователю условий фрахтования и принятие этого предложения фрахтователем.
После принятия фрахтователем предложения судовладельцы представили на подпись последнему чартер, подтверждавший те же условия фрахтования, которые были согласованы в переписке. Фрахтователь отослал обратно судовладельцам чартер, внеся в него изменения относительно сроков погрузки и разгрузки (девять дней вместо трех), а также использования своего агента, тогда как ранее было согласовано, что судовладельцы назначат своего агента.
Судовладельцы, в свою очередь, вернули этот чартер фрахтователю, внеся в него исправления с тем, чтобы привести его в соответствие с условиями, согласованными в предшествующей переписке между сторонами. Однако фрахтователь категорически отказался поставить свою подпись под этим чартером. Тем временем судовладельцы направили свое судно в порт Александрия, куда оно прибыло в условленный день. На предложение приступить к погрузке лука, как это было согласовано в предшествующей переписке, экспортная фирма ответила отказом. Капитан был вынужден принять другой
груз от другого грузоотправителя и за фрахт более низкий, чем тот, который, согласно переписке, должен быть получен за перевозку лука.
Судовладельцы предъявили в Каирском Трибунале первой инстанции иск к экспортной фирме, требуя возмещения убытков, возникших из-за невыполнения договора. Убытки складывались из разницы в полученном фрахте и демереджа. Ответчик ходатайствовал об отказе судовладельцам в их иске, поскольку основанием претензии служило неисполнение договора, который не был подписан. Решением от 30 января 1958 г. Трибунал первой инстанции отказал судовладельцам в иске.
По апелляции фрахтовщиков, Каирский Апелляционный Суд решением от 16 мая 1960 г. отменил решение первой инстанции и обязал экспортную фирму (фрахтователя) выплатить судовладельцам сумму в размере 1218 египет. фунтов в порядке возмещения убытков и потерянной прибыли.
Фрахтователь подал кассационную жалобу, которая основывалась на трех аргументах.
В качестве первого и второго аргументов указывалось на допущенное в обжалованном решении нарушение закона, поскольку в нем существование договора фрахтования судна признавалось на основании одного только обмена письмами и телеграммами между фрахтовщиком и фрахтователем, тогда как ст. 90 Морского кодекса требует, чтобы чартеры составлялись в письменном виде. Из этого следует, что стороны не могут быть связаны ни одним из условий, согласованных в предварительной переписке, — до составления чартер-партии.
Кассационный Суд отверг эти аргументы и указал, что:
«…Обжалованное решение основывается на последствиях обмена письмами и телеграммами между сторонами. В телеграмме, посланной фрахтователем 25 февраля 1954 г., помимо принятия известных условий, содержалась также просьба к брокеру фрахтовщика подтвердить соглашение. В ответ на эту просьбу агент в тот же самый день направил фрахтователю испрошенное им подтверждение. Таким образом, констатируется в обжалованном решении, желания обеих сторон совпали, и договор состоялся».
Последующий же отказ одной из сторон от договора, содержащийся в телеграмме от 25 февраля 1954 г., незаконен, так как он имел место уже после определенно выраженного согласия. Более того, в обжалованном решении подчеркивалось, что сторона, подавшая кассационную жалобу, вернулась к своим прежним позициям, изложенным в телеграмме и письме от 26 февраля 1954 г., в которых она выражала сожаление по поводу содержания телеграммы от 25 февраля 1954 г. и вновь подтверждала свое предшествовавшее согласие и готовность придерживаться условий заключенного соглашения. После приведения этих мотивировок Кассационный Суд постановил, что договор морской перевозки не относится к числу договоров, подлежащих строго определенному оформлению, поэтому нельзя утверждать, что он недействителен, если не соблюдена установленная письменная форма. Этот договор принадлежит к разряду консенсуальных договоров. Условием действительности таких договоров является письменное оформление. Когда в ст. 90 Морского кодекса законодатель говорит, что договор о найме судна, именуемый договором фрахтования или чартер-партией, должен составляться в письменной форме, он подразумевает соглашение о найме судна. Тем самым договор фрахтования, подобно другим договорам морской перевозки, причисляется к договорам, для подтверждения которых требуется письменная форма, и, таким образом, ограничивается сфера действия правила, согласно которому доказательством в коммерческих вопросах
признаются также свидетельские показания.
Согласно ч. 1 и 2, ст. 396 Гражданского Кодекса, подписанные письма имеют такую же доказательную силу, как и правовые документы за подписью частного лица; то же самое относится и к телеграммам, если оригинал, хранящийся на телеграфе, был подписан отправителем. Копия телеграммы должна считаться соответствующей оригиналу, если не доказано обратное. Суд признал, что из этих положений Гражданского Кодекса вытекает, что письма и телеграммы имеют доказательную силу, если эти письма и оригиналы их были подписаны отправителем. Да-лее Кассационный Суд указал, что «… поскольку в объяснительной записке к Кодексу ясно указывается, что, принимая во внимание обычную в современном мире практику передачи сообщений посредством отправления писем и телеграмм, особенно в области коммерции, законодатель признал письма и телеграммы одним из видов письменного доказательства.
Ввиду того, что: а) для составления договора предложение и принятие предложения не должны непременно соединяться в одном документе; б) обжалованное решение для обоснования заключения договора фрахтования опиралось на факт обмена сторонами телеграммами и письмами, из которых явствовало, что предложение, сделанное брокером фрахтовщика и содержащее все условия фрахтования, было принято компанией — фрахтователем в телеграмме от 24 февраля 1954 г.; в) обжалованное решение основывалось на доказанном таким образом существовании договора фрахтования, Кассационный Суд признает, что решение апелляционной инстанции законно». Затем Кассационный Суд рассмотрел третий аргумент кассационной жалобы. Он состоял в неправильном, по мнению стороны, подавшей жалобу, применении закона, так как суд признал, что стороны договорились обо всех существенных условиях фрахтования, в то время как на самом деле не была
достигнута договоренность о лице, которое должно было представлять судовладельцев в порту погрузки. Кассационный Суд отверг и этот аргумент, сославшись на обжалованное решение, в котором констатировалось, что фактически и по этому пункту состоялось соглашение, удовлетворявшее обе стороны, так как было принято, что каждая из сторон назначит своего агента.

Эй! Моряк, почитай и это:



Добавить комментарий