НЕСЧАСТНЫЙ АНЬЕЛЛО

Наказание папаши Катрама подходило к концу: еще одна история, и его язык, утомленный от непосильных трудов, наконец-то сможет отдохнуть. И в самое время: наше судно уже приближалось к индийским берегам, и, если ветер сохранится хороший, на следующий день должны были показаться вершины тамошних гор.

КОРАБЛЬ-КАТАФАЛК НА ПЫЛАЮЩЕМ МОРЕ

Суровые опровержения нашего капитана, который, стремясь развеять туман суеверия и предрассудков, камня на камне не оставлял от всех таинственных историй боцмана, глубоко потрясли беднягу. На другой день папаша Катрам не сразу появился на палубе, и когда пришел вечер, упорно не покидал боцманскую. За ним посылали раз десять подряд, но все безуспешно. В одиннадцатый раз он запустил в пришедшего за ним юнгу оба своих башмака, а…

МУРЕНЫ

На следующее утро папаша Катрам проснулся первым и весь день оставался на палубе, прохаживаясь с внушительным видом от носа до нормы и время от времени ворчливым тоном давая другим указания. Он был задумчив, беспрерывно курил и успел отвесить пару звучных оплеух двум юнгам, которые сунулись к нему разузнать, каково будет название десятой истории.

МОРСКОЙ ЗМЕЙ

И на девятый вечер боцман Катрам был пунктуален, как бортовой хронометр. Едва пробило восемь, мы увидели, как его берет, возраст которого, наверное, приближался к столетию, поднимается из люка; затем появилась и вся его костлявая, немного скособоченная, но еще крепкая фигура.

СИРЕНЫ

Ровно в восемь папаша Катрам был на своем месте, готовый к новому рассказу. Мы всматривались в его пергаментное лицо, стараясь угадать, что это будет за история, но наши попытки ни к чему не привели — лицо его было непроницаемо. Мы только заметили, что он как будто бы нервничал: то и дело вынимал изо рта свою трубку и совал в нее палец, хотя дымила она лучше…

МЫШИНЫЙ КОРАБЛЬ

Оттого ли, что мы плыли по тому самому морю, под волнами которого покоился заколдованный корабль, оттого ли, что зловещий смех старого боцмана еще отдавался в наших ушах, или эта перемена, происшедшая с нашим скептиком-капитаном, который не нашелся, что возразить боцману на его последний рассказ, но этой ночью на борту нашего судна царило что-то вроде ужаса.

ТАИНСТВЕННЫЕ ОГНИ

На следующий день океан был неспокоен, а знойный ветер, дующий с аравийского побережья, временами грозил перейти в штормовой. Два раза в течение дня мы были вынуждены брать рифы на марселях и убрать стакселя, однако ближе к закату ветер значительно ослабел и море несколько успокоилось.

ПРИЗРАКИ СЕВЕРНЫХ МОРЕЙ

На пятый день экс-правитель дикарей не сразу появился на палубе. Он показался только в час обеда, проглотил с аппетитом свою порцию и, видя, что море все еще спокойно, а ветер не переменился, снова исчез, прихватив с собой дюжину сухарей.

КРЕСТ СОЛОМОНА

Накануне четвертой истории боцмана Катрама все члены экипажа были ни живы ни мертвы. Матросы были напуганы заупокойными легендами старика и то дрожали от каждого шороха из трюма, помня о призраках «Вельзевула», то бледнели, если какой-нибудь корабль появлялся на горизонте, словно это был «Летучий голландец», то вздрагивали всякий раз, как волна ударяла о борт, думая, что слышат колокол англичанина.

ПОДВОДНЫЙ КОЛОКОЛ

Вечером следующего дня папаша Катрам не сразу появился на палубе. Хотел ли он прежде пошарить в памяти, чтобы припомнить еще одну из этих страшных историй, или же возраст давил на плечи, и нужно было передохнуть и собраться с силами, чтобы начать свой новый рассказ? Кто знает.

Страница 1 из 212