Загрузка...

Наука ли философия? Если учесть, что философы состоят в Академии наук, то бесспорно. Но великий философ Кант говорил, что наука начинается там, где появляется цифра, а еще эксперимент, повторяемость результата. Значит, философия – не наука, нет у нее необходимых признаков науки. Большинство философов, пусть даже обремененных научными степенями, в том числе председатель научной программы мероприятия “Философский пароход” профессор Владимир Чумаков, с этим согласны. Философия – это рассуждения умных людей о поисках счастья. (По тому же Канту: как жить, чтобы жить долго и при этом не болеть.) Впрочем, повторяя Аристотеля, счастье ищут не для того, чтобы знать, где оно находится, а для того, чтобы стать счастливым. А если вспомнить еще и Декарта, по мысли которого чем больше в обществе философствуют, тем больше в нем настоящих граждан, то Россия, лишившись философского цвета, сама выбрала свою судьбу и все ее беды были предопределены.

Может быть, подобные дискуссии будут вестись на “философском пароходе” по пути в Стамбул и обратно…

Николай I запретил преподавать в университетах философию. Ленин поступил еще радикальнее – выслал из России философов. Его последователи не могли запретить философию, но превратили эту сверхкритичную, по определению, дисциплину в сверхдогматичную. Советские философы, взяв учение наперевес, десятилетиями преследовали всевозможные буржуазные “лженауки”, которые по истечении времени оказались самыми важными. И не случайно 99% наших ученых по сей день считают философию самой опасной лженаукой и видят в ней исключительно вред, не догадываясь, что первым к этому умозаключению пришел Ницше. Да и Маркс, умная голова, провозгласил конец философии, на смену которой приходит наука. Но в итоге и Маркса хитрые философы зачислили в свои ряды.

– Сумеет ли Россия вновь стать великой философской державой? – размышляет член исполкома Международной федерации философского общества, главный редактор журнала “Вопросы философии”, член-корреспондент РАН Владислав Лекторский. – Если Россия хочет быть великой страной, без философии ей не обойтись. Мир подошел к тому рубежу, когда требуется философское осмысление многих важнейших вопросов. Не случайно на Западе к разработке всех серьезных политических программ привлекают философов. В США начальную философию преподают уже в 4-м классе.

В мировом философском сообществе к российским философам сохраняется настороженное отношение. Хотя мы везем в Стамбул целый пароход (точнее, теплоход, все пароходы уже безвозвратно уплыли), наших философов среди заявленных руководителей “круглых столов”, докладчиков на симпозиумах очень мало, можно перечесть на пальцах одной руки. На пленарных заседаниях никто из наших вообще не выступает. А ведь когда-то будущий нобелевский лауреат Сартр, открыв рот, слушал Кожева, Камю бегал на лекции Шестова, в американской науке переворот совершил Леонтьев…

– Философия стоит на пороге крупного социального заказа, – уверен директор Института политических исследований, философ по образованию Сергей Марков. – Глобализация, создание мирового правительства, человек в мире телекоммуникаций, биоэтика, постепенное превращение в киборга – все это требует философского осмысления. Рост терроризма – первое проявление бунта против этих явлений. Реакция Буша примитивна, но способна ли современная философия дать правильный ответ? В России философия тоже на пороге крупного социального заказа. Война за собственность и власть закончилась, но что дальше? Этот вопрос возникает постоянно при работе над любыми политическими программами, при попытке заглянуть в будущее России.

Но молчат философы, нет ответа. Пароход уже нашли. А ответ потеряли.

Эй! Моряк, почитай и это:



Добавить комментарий