Загрузка...

История проектирования

Проект 1135 «Буревестник» возник как бы на перекрестке двух направлений в эволюции противолодочных кораблей нашего флота – малых (проекты 159 и 35) и больших (проект 61). В то время Советский ВМФ выходил в мировой океан, и его главной задачей считалась борьба с атомными подводными лодками потенциального противника. Именно тогда были созданы первые противолодочные корабли океанской зоны – крейсера-вертолетоносцы проекта 1123, БПК 1 ранга проектов 1134А и 1134Б, БПК 2 ранга проекта 61, проявившие себя с наилучшей стороны. Но их высокая стоимость вынудила руководство флотом дополнить арсенал противолодочных сил меньшими по водоизмещению и менее дорогостоящими кораблями ближней зоны, способными при этом действовать и в удаленных районах океана вместе с крейсерами и БПК.

Первоначально разработку будущего «Буревестника» поручили Зеленодольскому КБ (в то время – ЦКБ-340), где ранее были созданы удачные противолодочные (позже – сторожевые) корабли проектов 159 и 35.

Последние обладали сильным для своего ранга вооружением, мощной энергетикой и вполне эффективными средствами поиска вражеских подводных лодок в ближней зоне (до 1200 миль). Однако появление в американском флоте атомных субмарин типа “Джордж Вашингтон” с межконтинентальными баллистическими ракетами “Поларис” потребовало расширить контролируемую зону. Стало ясно, что новый корабль должен действовать на дальних рубежах – не менее, чем в 3000 мильот своих берегов.

Тем временем промышленность приступила к разработке новых средств противолодочной борьбы – ракетоторпедного комплекса “Метель” и весьма совершенных для своего времени гидроакустических станций (ГАС) “Вега” и “Титан”. Сочетание подкильной и буксируемой ГАС обещало увеличить дальность обнаружения ПЛ в три раза и устойчиво держать контакт с подводной целью на дистанциях до 100 кбт. При этом общая эффективность (выражаясь профессиональным языком, “поисковая производительность”) также должна была увеличиться втрое. Все это выводило будущий сторожевой корабль на качественно иной уровень, но одновременно влекло за собой значительный рост водоизмещения. А поскольку ЦКБ-340 традиционно специализировалось на создании малых боевых кораблей, разработку проекта “Буревестника” передали в Ленинград, в ЦКБ-53 (впоследствии Северное ПКБ). Главным конструктором был назначен Н.П.Соболев, главным наблюдающим от ВМФ – И.М.Стецюра. Общее руководство осуществлял начальник ЦКБ-53 В.Е.Юхнин.

Тактико-техническое задание (ТТЗ) на разработку проекта 1135 было выдано флотом в 1964 году. Основное назначение сторожевого корабля – “длительное патрулирование с целью поиска и уничтожения подводных лодок противника и охранение кораблей и судов на переходе морем”. Первоначально ТТЗ предусматривало следующий состав вооружения: один ПЛРК, один пятитрубный 533-мм ТА для противолодочных торпед, два РБУ-6000, один ЗРК “Оса” и две спаренные 76-мм артиллерийские установки. В качестве основного средства обнаружения ПЛ предполагалась ГАС “Титан” (МГ-332). Водоизмещение ограничивалось величиной в 2100 т, но после окончательного утверждения в качестве ПЛРК комплекса “Метель” его пришлось увеличить до 3200 т. Это, в свою очередь, позволило разместить два ТА и два ЗРК “Оса”, а также дополнить гидроакустические средства буксируемой ГАС “Вега” (МГ-325). Кроме того, уже на стадии проектирования оговаривалась возможность замены 76-мм артиллерии на 100-мм.

Впервые на кораблях данного класса предполагалось разместить автоматизированный боевой информационный пост (БИП), прообраз будущих боевых информационно-управляющих систем (БИУС); на головном корабле даже был открыт штат офицера-вычислителя. В целом “Буревестник” и по размерам, и по возможностям настолько перерос своих “одноклассников”, что его уже на стадии проектирования переклассифицировали в БПК. Вновь в класс СКР корабли проекта 1135 вернули лишь в июне 1977 года.

Оглядываясь назад, невольно поражаешься темпам, размаху, смелости идей, с которыми создавался в те годы океанский флот нашей страны. Практически одновременно велась работа и над кораблями, и над их оружием и системами. К моменту разработки чертежей “одиннадцать – тридцать пятого” его основное вооружение – ПЛРК “Метель”, ЗРК “Оса” – существовало лишь на бумаге, в эскизах, но, тем не менее, завершить создание технического проекта корабля удалось уже в 1966 году.

Вообще, конец 50-х – начало 70-х годов можно без преувеличения назвать временем прорыва в будущее. Тогда в военной промышленности оказались сконцентрированы лучшие научные и инженерные кадры страны и во многих аспектах советские боевые корабли были самыми совершенными в мире. “Буревестнику” посчастливилось родиться именно в этот период.

Следует отметить, что в те годы, в разгар холодной войны, отношение государства к военному флоту было очень внимательным. В течение всех испытаний, а порой еще и продолжительное время после них на корабле находились представители науки и промышленности. Уже сданный флоту корабль опекали, помогали морякам, выявляли недостатки и модернизировали различные системы, устройства. Любую возникавшую техническую проблему решали сообща. Моряки знали, что они нужны стране, народу, а это, в свою очередь, способствовало воспитанию у них чувства патриотизма и ответственности. Макаровская заповедь “в море – дома” объективно становилась нормой.

Корпус и общая компоновка

По архитектуре корпус корабля проекта 1135 выделялся удлиненным полубаком, округлыми обводами, клиперским форштевнем, большим развалом шпангоутов в носовой оконечности, плоской низкой кормой и строительным дифферентом на нос. Набор корпуса смешанный, отношение длины к ширине – 8,6. Характерная особенность обводов – малые углы заострения ватерлиний. Коэффициент общей полноты – 0,45, что обеспечивает наилучшие условия работы ГАС. Корпус – из стали марки МК-35; 13 стальных переборок делят его на 14 водонепроницаемых отсеков. По расчетам, корабль должен был оставаться на плаву при затоплении трех смежных или пяти несмежных отсеков.

Палубные надстройки и внутренние переборки помещений изготовлены из алюминиево-магниевого сплава АМГ-61. Во избежание коррозии от возникновения гальванопар соединение легких выгородок со стальным корпусом предусматривалось на биметаллических вставках вместо клепаных соединений.

Надстройка островного типа находится на полубаке и состоит из трех отдельных частей. В первой и самой большой на нижнем ярусе расположены каюты командира и его заместителя, флагманская, а также просторная кают-компания с буфетной. Ярусом выше – главный командный пост (ГКП), ходовая и штурманская рубки, посты ПВО, ПЛО, БИП.

Спереди к первой части надстройки примыкают отсеки РБУ и ЗРК “Оса”. Во второй части сосредоточены агрегатные помещения станции управления огнем “Турель” и ЗРК “Оса”. Третья объединяет трубу и помещение кормового ЗРК.

Служебные и жилые помещения находятся на главной палубе под полубаком. Здесь расположены каюты офицеров и мичманов, камбуз и матросская столовая. По главной палубе проходит сквозной коридор от юта в нос, раздваиваясь вокруг шахт ЗРК. В кормовой части находится помещение БУГАС “Вега” с оригинальным подъемно-опускным устройством ПОУКБ-1. Эта разработка Зеленодольского ПКБ обеспечивает открытие и закрытие транцевой крышки, погружение в воду, буксировку, подъем и установку на штатное место тела буксируемой ГАС на ходу корабля не менее 9 узлов.

Пост энергетики и живучести (ПЭЖ) размещен ниже главной палубы в носовом машинном отделении по правому борту, как бы “задом наперед”. Это создает некоторые неудобства: молодые матросы зачастую путают борт. Пост аварийного управления (ПАУ) – в кормовом машинном отделении.

Первоначально все корабли имели наружный трап на полубак, но в 80-х годах, после нескольких случаев падения матросов, трапы на балтийских СКРах демонтировали.

Рангоут представлен одной фок-мачтой ажурной конструкции с решетчатым реем и сильно оттянутой в корму стеньгой, тоже ажурной. Здесь размещаются антенны радиотехнических устройств и связи, ходовые огни и сигнальные фалы. Венчает фок-мачту антенна РЛС “Ангара” с двумя параболическими рефлекторами. Следует отметить, что рангоут хорошо гармонирует с изящным силуэтом корабля и придает ему стремительность и легкость.

Кораблестроительные элементы СКР проекта 1135

Водоизмещение, т:

– стандартное     2810

– полное              3200

Длина, м:

– наибольшая      123

– по ватерлинии 113

Ширина, м:

– наибольшая      14.2

– по ватерлинии 13.2

Осадка/высота борта при полном водоизмещении, м:

– носом               7.2 / 12.2

– кормой             4.12 / 7.1

– на миделе             4.28 / 9.56

Энергетическая установка

Газотурбинная энергетическая установка СКР проекта 1135 включает в себя два агрегата М7К, каждый из которых состоит из одной маршевой газовой турбины ДО63 и одной форсажной ДК59. Маршевые двигатели мощностью по 6000 л.с. монтируются на подвесных платформах. Форсажные мощностью по 18 000 л.с. подключаются на валопроводы через шинно-пневматические муфты. Все турбины имеют газовый реверс. Новшеством стала маршевая редукторная приставка, позволяющая работать на оба вала как обоим маршевым двигателям, так и каждому двигателю в отдельности. Это улучшило экономичность ГЭУ на 25%.

Время пуска турбин из холодного состояния – не более трех минут. Полный запас топлива – 450 – 550 т, но возможен его сверхнормативный прием в перегруз. Расход топлива на одну милю на технико-экономическом ходу (14 узлов) – 100 кг, на оперативно-экономическом (17 уз.) – 143 кг, на полном (32,2 узла) – 390 кг. В среднем суточный расход топлива в походе – около 25 т. Дальность плавания полным ходом-1290 миль, оперативно-экономическим – 3550 миль, технико-экономическим – 5000 миль. Срок службы газовых турбин Д063 – 12 лет, ДК59 – 25 лет; ресурс до капремонта – 20 000 часов

(Важно отметить, что изготовитель турбин – Южный турбинный завод в городе Николаеве, как и многие другие контрагенты, после развала СССР оказался за границей. Поставка комплектующих, ЗИП, а также ремонт и обслуживание ГЭУ на “буревестниках” производились за валюту до тех пор, пока цены оставались приемлемыми. Но из-за завышенного курса гривны по отношению к рублю в 2000 году контракт был расторгнут. В итоге николаевцы остались без заказов, а российские корабли – без запчастей).

Размещение газотурбинных агрегатов – попарное, в двух смежных отсеках. Газоходы выведены в одну трубу. Воздухозаборники находятся в кормовой части надстройки. Управление ГЭУ – дистанционное.

Гребные винты – четырехлопастные, малошумные, переменного шага, с обтекателем. Вес каждого 7650 кг, диаметр 3,5 м. Число оборотов гребного вала – 320 об/мин. В 80-х годах на балтийских кораблях установили новые пятилопастные винты, но улучшения характеристик это не дало. В конце концов вернули прежние, четырехлопастные.

При проектировании “Буревестника” особое внимание уделялось снижению физических полей корабля и уровня помех работе ГАС. Исследования в этом направлении выполнялись совместно Северным ПКБ и ЦНИИ имени А.Н.Крылова. По их результатам на “одиннадцать-тридцать пятых” применены двухкаскадная амортизация главных механизмов, вибродемпфирующие покрытия, установлена система пузырькового облака “Пелена”. В результате СКР проекта 1135 имели для своего времени очень низкий уровень акустического поля и были самыми малошумными надводными кораблями советского ВМФ.

Вспомогательное оборудование и системы

Корабельная электростанция состоит из пяти дизель-генераторов ДГАС-500/1МШ мощностью 500 кВт каждый. Имеются также три холодмашины МХМ-180.

Рулевое устройство включает в себя один полубалансирный руль. Новинка тех лет – убирающиеся автоматические успокоители качки типа УКА-1135 – обеспечивают уменьшение бортовой качки в 3,5 – 4 раза (до амплитуды 8 – 10°).

Спасательные средства – 20 надувных аварийных плотиков ПСН-10. Они штатно размещены на надстройке и могут принять весь личный состав корабля. Это новшество позволило заменить жесткие металлические плотики, использовавшиеся ранее. Кроме того, имеются шлюпка ял-6 и дизельный катер.

Противопожарные средства включают обычную водяную систему, химическую систему ОХТ марки ЖС-52 и комплект противопожарного снаряжения.

Маневренность, остойчивость, мореходность

Диаметр циркуляции “Буревестника” – 4,3 кбт за 130 с на скорости 32 узла. Рысканье – не более 2°. Инерция с полного хода до остановки – 1940 мза 524 с.

Начальная поперечная метацентрическая высота составляет 1,4 м. Наибольший кренящий момент – 85°, запас плавучести – 6450 т. Угол заката статической диаграммы остойчивости – 80°.

Мореходность “одиннадцать-тридцать пятого” заслуживает высокой оценки. Корабль хорошо всходит на волну; заливаемость и забрызгиваемость на всех скоростях практически отсутствует. Небольшая забрызгиваемость кормовой части палубы наблюдается лишь при скоростях более 24 узлов и на циркуляции при курсовом угле 90° к волне. Мореходные качества обеспечивают использование всех видов оружия на всех скоростях при состоянии моря до четырех баллов без успокоителей качки и более пяти баллов с их включением. По использованию РТВ, связи и навигационного оборудования ограничений нет.

Экипаж

По штату численность экипажа корабля проекта 1135- 197 человек, в том числе 23 офицера, 27 старшин и 147 матросов. В отношении обитаемости “буревестники” были, пожалуй, самыми благоустроенными в отечественном флоте среди кораблей своего класса. Весь личный состав размещался в каютах и кубриках. Каюты офицеров и мичманов – двухместные. Они располагались на главной палубе под полубаком побортно. В каждой каюте имелся умывальник, а на один офицерский и мичманский блок – по гальюну и душевой. Кроме того, на некоторых кораблях уже своими силами были оборудованы нештатные сауны и даже бассейны.

Матросы размещались в 12 кубриках по 10-15 человек. Шесть кубриков находились под главной палубой в носовой части корабля, остальные – в корме, в районе артустановок. Помимо двух матросских гальюнов и семи умывальников, имелись душевые, хлебопекарня, столовая личного состава, а также сапожная и швейная мастерские. Корабельный банно-прачечный комбинат оснащался стиральной машиной, центрифугой и гладильней.

У офицеров и мичманов были свои кают-компании, а в носовой части имелась штатная Ленинская каюта с библиотекой.

После замены ГАС “Титан” на “Титан-2” освободилось помещение ламповых генераторов (тиристирные оказались значительно компактнее). Теперь во втором отсеке на нижней палубе находятся кубрик личного состава №1а, умывальник №1а, носовая продовольственная кладовая

Вооружение

Противолодочное оружие

Главное оружие СКР проекта 1135 – противолодочный управляемый ракетный комплекс УРПК-4 “Метель” с автономной системой управления “Муссон”. Комплекс состоит из твердотопливной телеуправляемой ракеты 85Р с боевой частью – самонаводящейся противолодочной торпедой, пусковых установок, корабельной системы наведения и предстартовой автоматики. Разработчики комплекса – МКБ “Радуга” (г. Дубна, главный конструктор А.Я.Березняк) и ВНИИ “Альтаир” (главный конструктор Г.Н.Волгин).

Пусковые установки КТ-106 имеют четыре контейнера и наводятся в горизонтальной плоскости, что позволяет производить атаку без дополнительного маневрирования. Стрельба УРПК-4 производится двухракетными залпами или одиночными ракетоторпедами поданным собственных ГАС и внешних источников целеуказания – кораблей, вертолетов или гидроакустических буев на дальностях от 6 до 50 км. Система управления позволяет корректировать траекторию полета ракеты в зависимости от изменения текущего акустического пеленга на цель.

В качестве боевой части ракеты 85Р используется самонаводящаяся торпеда АТ-2УМ (разработчик – НИИ “Гидроприбор”, главный конструктор В.С.Осипов). По команде корабельной системы управления торпеда в расчетной точке нахождения ПЛ отделяется от ракеты и приводняется на парашюте, затем заглубляется, проводит циркуляционный поиск системой самонаведения и поражает цель. Глубина погружения торпеды АТ-2УМ – 400 м. Скорость в режиме поиска – 23 узла, в режиме наведения – 40 узлов. Дальность хода – 8 км. Радиус реагирования активно-пассивной системы самонаведения.

Дальнейшим развитием УРПК-4 стал комплекс УРПК-5 “Раструб” с ракетоторпедой 85РУ, способной поражать не только подводные, но и надводные цели (так попытались скомпенсировать отсутствие на “буревестниках” противокорабельных ракет). При этом целеуказание может поступать со всех радиолокационных станций корабля. Боевая часть ракетоторпеды – торпеда УМГТ -по сравнению с АТ-2УМ имеет большие скорость хода и радиус реагирования ССН.

Создание противолодочного комплекса “Метель” заставило американцев срочно отрабатывать приемы по уклонению от атак. По их мнению, наиболее эффективными методами были уход на глубину, близкую к предельной (что могло вызвать разрушение торпеды), или резкое всплытие аварийным продуванием всех ЦГБ одновременно с дачей полного хода. Так появился известный ныне по американским кинофильмам “прыжок дельфина” – стремительное “выпрыгивание” субмарины на поверхность.

В дополнение к комплексу УРПК “Буревестники” получили по две реактивные бомбометные установки РБУ-6000 “Смерч-2”. Это широко распространенное в нашем флоте оружие, разработанное Московским ИТТ МОП (главный конструктор В.А.Масталыгин), принято на вооружение в 1961 году. РБУ-6000 представляет собой стационарную наводящуюся в двух плоскостях пусковую установку с двенадцатью стволами. Запас глубинных бомб РГБ-60 расположен под пусковой установкой в погребе. Заряжание пакета стволов производится с помощью дистанционно управляемого устройства, в которое бомбы из погреба подаются специальным подъемником. После загрузки последнего ствола РБУ автоматически переходит в режим наведения, а после израсходования всех бомб -снова в режим заряжания: пакет стволов опускается на угол 90° и разворачивается для заряжания очередного ствола по курсовому углу.

РБУ-6000 получает целеуказание от корабельных ГАС или от системы “Дозор-Тюльпан”, наведение осуществляется с помощью системы ПУСБ “Буря” с приставкой “Зуммер”. От гидроакустической станции пеленг и дистанция до подводной лодки передается в ПУСБ, вырабатывающей углы горизонтального и вертикального наведения пусковой установки. Наведение и удержание на курсовых углах при стрельбе производят электрические силовые приводы. Величина глубины взрыва бомб вводится во взрыватели приборами управления стрельбой, дистанционно, по команде с РКП. Стрельба может быть залповой или одиночной, из одной или двух установок.

Реактивная глубинная бомба РГБ-60 – неуправляемый реактивный снаряд с фугасной боевой частью. Она имеет твердотопливный реактивный двигатель и совершает полет по баллистической траектории. Взрыватель УДВ-60 взводится при входе бомбы в воду и обеспечивает подрыв боевой части при ударе о цель или на заранее установленной глубине от 15 до 350 м. В 1966 году на вооружение ВМФ для комплектации РГБ-60 был принят неконтактный взрыватель ВБ-2. Последний основан на активном акустическом принципе действия с радиусом реагирования 6 м. Он размещается в корпусе УВД-60 и используется в комбинации с ним. Скорость погружения РГБ-60- 11,6 м/с. Взрыв одной бомбы вызывает срабатывание взрывателей других бомб залпа в радиусе до 50 м.

Зенитное оружие

Зенитные ракетные комплексы малой дальности “Оса” для сухопутной армии и “Оса-М” для ВМФ создавались в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 27 сентября 1960 года. Разработка велась в НИИ-20 ГКРЭ (главный конструктор В.П.Ефремов) по единому ТТЗ и без существенных различий. Обе модификации ЗРК используют одну и ту же ракету 9М33.

В состав комплекса, помимо пусковой установки, входят средства сопровождения целей, визирования ракет и подачи команд, а также РЛС обнаружения. Дальность обнаружения цели, летящей на высоте 3,5 – 4 км, составляет около 25 км, на больших высотах – до 50 км. Возможен прием целеуказания и от корабельной РЛС воздушного наблюдения. Координаты опознанной цели поступают в систему сопровождения для наведения антенного поста по пеленгу и допоиску по углу места. Совмещение режимов обнаружения и захвата сокращает время реакции комплекса на 6 – 8 с.

При стрельбе, после схода с направляющих, ракеты находятся в неуправляемом автоматическом режиме полета до их захвата станцией визирования ракет. Далее наведение на цель осуществляется с использованием командного метода управления по одному из вариантов: “трехтонка”, или “половинное спрямление” по воздушным целям, “трехточка в режиме НЛЦ” по низколетящим целям и метод “фи” по надводным целям. При приближении ракеты к цели подается команда для взведения радиовзрывателя и снятия последней ступени предохранителя. По этой команде радиовзрыватель начинает излучать радиоимпульсы. При определенном уровне отраженных от цели сигналов происходит подрыв боевой части. Предельный радиус срабатывания – 15 м. В случае промаха подается команда отключения радиовзрывателя. Ракета выводится к уровню воды и самоликвидируется подрывом БЧ от часового механизма или разрушается при ударе о воду.

Ракета 9М33 – одноступенчатая, с двухрежимным твердотопливным двигателем. Стартовый заряд – телескопический, маршевый – одноканальный. Ракета скомпонована по аэродинамической схеме “утка”, то есть имеет рули в носовой части. Четыре крыла конструктивно объединены в крыльевой блок; последний установлен подвижно относительно корпуса и может свободно вращаться.

Пусковая установка комплекса “Оса-М” – ЗИФ-122 -в походном положении убирается под палубу в погреб, в котором также находится боекомплект. Направляющие балки в опущенном состоянии располагаются вертикально. Ракеты размещаются на четырех барабанах по пять штук на каждом. При переходе в боевое положение подъемная часть ПУ поднимается вместе с двумя ракетами. После пуска первой ракеты происходит поворот барабана, обеспечивающий выход на линию заряжания очередной ракеты, а после пуска второй пусковые балки автоматически становятся вертикально, поворачиваются к ближайшей паре барабанов, и подъемная часть ПУ опускается за очередной парой ракет. Время перезаряжания установки- 16 – 21 с, скорострельность – 2 выстр./мин по воздушным целям, 2,8 – по надводным. Время переноса огня на другую цель- 12с. Вес ПУ без боекомплекта – 6850 кг.

На головном “Бдительном” были установлены ЗРК “Оса-М” с заводскими номерами 4 и 5. В 1973 году на вооружение поступил усовершенствованный вариант ЗРК “Оса-М2”, а в 1979-м – “Оса-МА”. У последнего минимальная высота поражения уменьшилась с 60 до 25 м. В первой половине 80-х годов комплексы прошли модернизацию с целью повышения эффективности борьбы с низколетящими противокорабельными ракетами. Модернизированный ЗРК “Оса-МА-2” мог поражать цели на высотах от 5 м.

Артиллерия

Артиллерийское вооружение СКР проекта 1135 – арткомплекс АК-726-МР-105, состоящий из двух 76,2-мм спаренных автоматизированных артустановок АК-726 и системы управления стрельбой МР-105. Башни имеют легкое бронирование. Охлаждение стволов – забортной водой в перерывах между стрельбой. Подача боезапаса в приемники орудий осуществляется из подбашенного отделения элеваторами подачи отдельно для каждого автомата. В обоймах – по два патрона; подача их в подбашенное отделение на стеллажи артустановки производится вручную из корабельных артпогребов через окна в неподвижном барбете палубы (в перерывах между стрельбой). Управление механизмами наведения – дистанционное от приборов управления стрельбой МР-105 или ручное. Начиная с 22-го корабля серии вместо комплекса АК-726-МР-105 устанавливался АК-100-МР-145 из двух 100-мм одноорудийных артиллерийских установок АК-100 и системы управления стрельбой МР-145. Последняя включает в себя двух-диапазонную РЛС сопровождения целей, телевизир, лазерный дальномер, аппаратуру селекции подвижных целей и помехозашиты. Она обеспечивает прием целеуказаний от общекорабельных средств обнаружения; точное измерение параметров движения воздушных, береговых и морских целей; выработку углов наведения для двух артустановок; корректировку стрельбы по морской цели по всплескам; автоматическое слежение за артиллерийским снарядом. Инструментальная дальность действия – 75 км. Вес системы – 8 т.

Кожух артустановки АК-100 легко бронирован, охлаждение стволов – водяное. Подбашенное пространство герметизируется пенополиуретаном. В боекомплект входят снаряды для поражения воздушных, морских и береговых целей, а также в инертном исполнении (без заряда ВВ).

Минно-торпедное оружие

На всех «Буревестниках» установлено по два 533-мм четырехтрубных торпедных аппарата ЧТА-53-1135. Типы используемых торпед — СЭТ-65 или 53-65К. В кормовой части палубы имеются минные рельсы, на которые можно принять 16 мин ИГДМ-500, 12 КСМ или 14 КРАБ

Радиотехническое и навигационное оборудование

 

Основные средства обнаружения подводных лодок – гидроакустические станции “Титан” и “Вега”. Подкильная ГАС освещения подводной обстановки МГ-332 “Титан”, имевшая ламповый генератор, была установлена только на головном “Бдительном”, на серийных кораблях монтировались усовершенствованные “Титан-2” или “Титан-2Т” с генераторами на полупроводниковой базе. Все модификации ГАС обладают примерно одинаковыми параметрами и служат для обнаружения и определения координат ПЛ, а также выдачи данных в посты управления противолодочным оружием. Носовая подкильная антенна станции работает на частоте 18 кГц в круговом и секторном режимах; ее излучающая мощность – до 100 кВт. Посты ГАС расположены во 2-м и 4-м отсеках, выгородка антенны заполнена пресной водой (45 т). Дальность обнаружения подлодки – до20 км (при благоприятной гидрологии), мины или торпеды – 2 – 3 км.

Буксируемая ГАС МГ-325 “Вега” создана специально для поиска вражеских подводных лодок при неблагоприятных гидроакустических условиях (под слоем скачка скорости звука). Она обеспечивает обнаружение ПЛ на дистанции до 15 км.

Кроме того, “Буревестники” оснащались гидроакустическими станциями специального назначения. Опускаемая вертолетная ГАС МГ-329 “Ока” установлена только на кораблях проекта 1135М. Она служит для прослушивания пространства в режиме шумопеленгования. Используется лишь на “стопе” и опускается за борт из помещения по правому борту. ГАС МГ-7 предназначена для поиска подводных пловцов в якорном режиме. На корабле имеются два комплекта таких станций – носовой и кормовой. Их антенны хранятся на верхней палубе, а на стоянке опускаются на трос-кабеле в воду; одновременно открывается вахта наблюдения за подводной обстановкой и борьбы с подводными диверсантами. ГАС звукоподводной связи МГ-26 “Хоста” (МГ-35 “Штиль”) обеспечивает опознавание с подводных лодок и связь с ними в подводном положении в телеграфном и телефонном режимах. Наконец, имеются станция МГС-407к для работы с выставленными радиогидроакустическими буями и аппаратура классификации КМГ-12 “Кассандра”, осуществляющая накопление и регистрацию акустических сигналов.

В форпике кораблей размещалась новинка – неакустическая станция обнаружения ПЛ по кильватерному следу МИ-110. Однако эффективность ее работы оказалась низкой, и поэтому применялась она мало.

Основа радиолокационного оборудования “Буревестников” – станция дальнего обнаружения надводных и воздушных целей МР-310 “Ангара”- работает в диапазоне 10 см и имеет дальность действия 150 км.

Для управления артиллерийской стрельбой на кораблях проекта 1135 используется РЛС МР-105 “Турель”. Ее рабочий диапазон – 3 см, дальность сопровождения целей – до 30 км. На кораблях проекта 1135М установлена станция МР-145 “Лев” – дальнейшее развитие МР-105 с улучшенными параметрами и элементной базой.

В качестве навигационных РЛС устанавливались станции “Дон”, “Волга”, затем “Вайгач”. Наиболее распространенная модель- “Волга”. Она работает в диапазоне 3 см, дальность действия – 50 миль. Для обеспечения задач кораблевождения применяется также электронно-вычислительное устройство МР-226 “Побратим” (на прошедших модернизацию и пр.11351 “Нерей”)

Система опознавания “свой – чужой” “Кремний” с дополнительной аппаратурой “Никель” и “Хром” была сопряжена с РЛС обнаружения и имела режимы общего и индивидуального опознавания. В 1985 году ее заменили на систему “Пароль”.

Вся информация от РЛС и ГАС поступает на планшеты надводной и воздушной обстановки боевого информационного поста (БИП), что существенно уменьшает время реакции в случае угрозы кораблю со стороны противника.

Средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) включают в себя станцию поиска работающих РЛС и постановки активных помех МП-401С “Старт-С”, систему ПК-16, надувные уголковые отражатели и средства гидроакустического противодействия. ПК-16 представляет собой систему постановки ложных дезинформирующих, отвлекающих и уводящих целей в дальней зоне. Ее основа – четыре комплекта пусковых установок КЛ-101 из 16 направляющих калибра 82 мм. Боезапас- 128 неуправляемых турбореактивных снарядов. ПУ наводится только в вертикальной плоскости и выставляет пассивные помехи на дальности до3500 м.

В 80-х годах модернизированные корабли были оснащены системой РЭБ ПК-10, предназначенной для постановки ложных уводящих целей, срывающих оптические и радиолокационные каналы самонаведения в ближней зоне (около 1500 м). В ее состав входят ПУ КЛ-121.

Штурманское оборудование состоит из гирокомпаса “Курс-5” или “Курс-10”, эхолота НЭЛ-М2 “Молога”, радиопеленгатора АРП-50, или “Румб”, гидродинамического (МГЛ-50) или индукционного (ИЭЛ-1) лага, автопрокладчика АП-4, корабельного измерителя ветра КИВ-55, спутниковых систем определения координат (низкоорбитной СЧ-1 и среднеорбитной ГЛОНАС-GPS), средств коррекции места корабля “Цикада”, “Цикада-М”, БРИЗ, БРИЗ-К, БРАСС МАРС-75, системы обеспечения совместного плавания “Огонь-50”.

Связь

Установленная на кораблях радиоаппаратура обеспечивает надежное поддержание связи с берегом из любой точки Мирового океана во всех диапазонах. Она представлена передатчиками Р-653 “Щука” (СВ), Р-654 “Окунь” (KB), радиоприемниками Р-678 “Брусника” (KB) с оконечными устройствами, УКВ радиостанциями Р-619 “Графит”, обеспечивающими слуховую телефонную, телеграфную, буквопечатающую и сверхбыстродействующую связь в открытом и засекреченном режиме. Приемный радиоцентр находится в надстройке; передающий пост связи – на главной палубе. Кроме того, на корабле имеются армейские радиостанции с автономными источниками питания Р-143 и Р-109 (или Р-105), а также радиостанции судоводителя “Рейд”. Антенные устройства включают в себя коротковолновые штыревые антенны типа АР-6, АР-10, антенны УКВ и наклонную антенну “Луч”. Первоначально были установлены оригинальные радиостанции направленного действия Р-622 “Кит” для связи с береговыми постами наблюдения, но они не прижились и были демонтированы.

Для зрительной связи служат малые и большие сигнальные прожекторы, сигнальные и клотиковые огни, а также комплект флагов.

Модификации

В конце 1972 года на основании опытной эксплуатации “Бдительного” Северное ПКБ выполнило проработку предложений по повышению боевой эффективности кораблей этого типа. В результате появилась модификация 1135М, где были реализованы заранее предусмотренные модернизационные возможности по усилению артиллерии. Спаренные АУ АК-726 заменили одноствольными 100-мм АК-100 с РЛС управления огнем МР-145 “Лев-214”. Артиллерийская мощь корабля возросла, но водоизмещение при этом увеличилось на 130 т. Всего по проекту 1135М было построено 11 СКР, все на заводе “Янтарь”.

Следующий этап модернизации “Буревестников” пришелся на 80-е годы. К тому времени взгляды на боевое использование надводных сил флота претерпели существенные изменения. Чисто противолодочному кораблю потребовалось стать более универсальным; теперь в одну из его боевых задач входила борьба с надводным противником. В связи с этим Северным ПКБ в 1983 году был разработан проект 1135.2, предусматривавший переоснащение “буревестников” радиотехнической аппаратурой нового поколения и установку ударного оружия. ГАС “Титан” и “Вега” заменялись гидроакустическим комплексом нового поколения МГК-365 “Звезда-М1”, объединявшим функции всех гидроакустических средств на более современной базе и имевшим лучшие характеристики. По замыслу, он должен был существенно увеличить дальность обнаружения ПЛ. Вместо РЛС МР-310 “Ангара” устанавливалась МР-755 “Фрегат”. Новая станция, созданная на элементной базе 4-го поколения, отличалась сложным сигналом при пониженной мощности излучения. Рабочий диапазон – 12 – 15 см, дальность действия – более 200 км.

Принимались дополнительные меры по уменьшению физических полей корабля, устанавливались малошумные пятилопастные винты. В качестве ударного оружия предполагалось применить ПКР последнего поколения “Уран” – правда, чтобы освободить

место для их размещения, пришлось демонтировать установки РБУ-6000.

К сожалению, развернувшаяся модернизация “Буревестников” была прервана “перестройкой” и последующим развалом СССР. В итоге ее прошли только два корабля – “Пылкий” (на ПСЗ “Янтарь” в Калининграде) и “Легкий” (на СРЗ-35 в Мурманске). Третий СКР – “Жаркий” – несколько раньше был модернизирован на заводе имени А.А.Жданова в Ленинграде по сокращенной программе (проект 1135.3): на нем установили ГАК “Звезда”, но РЛС и вооружение сохранили прежними. Кстати, из-за более тяжелого оружия и электронного оборудования водоизмещение “Жаркого” увеличилось на 350 т, в то время как по проекту 1135.2 этот рост не должен был превышать 190 т.

Следует заметить, что боевые возможности сторожевых кораблей после модернизации по проекту 1135.2, конечно же, улучшались, однако в целом целесообразность такой программы выглядит далеко не бесспорной. Если выгода от внедрения РЛС “Фрегат” не вызывает сомнений, то ситуация с гидроакустикой гораздо сложнее. Так, для установки “Звезды” пришлось не только менять носовой подкильный обтекатель на больший по объему, но и смонтировать еще один, дополнительный, а также удлинить носовую оконечность корпуса на 1,5 м. Большее по объему тело БУГАС и весьма громоздкая конструкция ПОУКБ вынудили значительно увеличить габариты надстройки, что, в свою очередь, уменьшило сектор обстрела кормовой артустановки АК-726. Да и само устройство БУГАС, и ранее вызывавшее нарекания из-за своей сложности, не стало проще.

Что касается ударного оружия, то по разным причинам (в том числе и финансовым) комплекс “Уран” до сих пор не принят на вооружение. “Пылкий” и “Легкий” по сей день ходят без ПКР. В итоге у модернизированных кораблей возможности по обнаружению вражеских подводных лодок увеличились, а по их поражению – уменьшились. И запланированной универсальности не получилось.

К концу 70-х годов возникла необходимость контроля обширных морских акваторий на Дальнем Востоке и Севере – прежде всего, 200-мильной экономической зоны. В связи с этим Северное ПКБ по заданию КГБ СССР на базе опробированного проекта 1135 разработало техпроект пограничного сторожевого корабля, получившего шифр 1135.1 “Нерей”(главный конструктор Н.П.Соболев; с 1980 года доработку проекта вел А.К.Шныров). Корпус, энергоустановка, главные механизмы и оборудование корабля остались прежними. Главное противолодочное оружие – УРПК “Метель” – убрали, оставив, однако, РБУ-6000 и торпедные аппараты. В носовой части установили одну башню АК-100. За счет сэкономленного веса на корме удалось разместить взлетную площадку и ангар для постоянного базирования вертолета Ка-27ПС. Зенитно-ракетный комплекс “Оса-М” остался только один, в носу. В кормовой части надстройки установили побортно по две автоматические 30-мм артустановки АК-630М. ГАС “Титан” и “Вега” заменили комплексами “Платина” и “Бронза”. Водоизмещение возросло на 300 т, но в итоге получился универсальный корабль с вполне сбалансированными характеристиками. Строили “нереи” на керченском заводе “Залив”. Всего вошло в строй восемь единиц, причем последний из кораблей – в состав ВМС Украины. Девятый ПСКР был законсервирован на стапеле. Он тоже перешел в собственность Украины, но перспективы его достройки выглядят нереальными.

В 80-е годы стало ясно, что время “разделения труда” на флоте прошло. Вместо чисто противолодочных или ракетных кораблей появилась потребность в многофункциональных кораблях с универсальным вооружением. Базирование на кораблях вертолета также из “роскоши” превратилось в насущную необходимость. К этому времени был создан продолжатель династии “одиннадцать-тридцать пятых” и одновременно их соперник – СКР проекта 11540 “Ястреб”, корабль нового поколения. Казалось бы, в истории “буревестников” можно было поставить точку. Но судьба распорядилась иначе: “ястребы”, как и 20 лет назад “буревестники”, закладывались в Калининграде на ПСЗ “Янтарь”. Удалось построить только головной корабль – “Неустрашимый”. Дальше начался всеобщий кризис. Калининградская область превратилась в отрезанный от России остров, и ввоз – вывоз сырья, комплектующих и материалов стал баснословно дорог. Тем более, что многие контрагенты перешли в категорию “иностранцев”. Демократическая Россия оказалась не в состоянии развивать судостроение, а у “Неустрашимого” (как у любого головного корабля) выявились многочисленные проблемы, на решение которых катастрофически не хватало денег. Пытались найти выход, продав один из недостроенных “ястребов” за границу, но потенциальные заказчики из Индии, Ирана и Китая, видимо, не захотели брать на себя нашу “головную боль”.

В 1998 году Балтийск посетили представители индийских ВМС и вместе с представителями “Росвооружения” побывали на борту “Неукротимого” (проект 1135М). Командиру СКР капитану 2 ранга В.В.Хамутовскому было предписано ответить на все интересующие делегацию вопросы.

Индийские специалисты тщательно изучили корабль, проявив при этом редкостную осведомленность. И в конце концов отдали предпочтение “Буревестнику”, отлично зарекомендовавшему себя в эксплуатации и отработанному в технологическом отношении.

Ближе всего к желаемому оказался пограничный “Нерей”, а точнее – разработанный на его базе Северным ПКБ универсальный СКР проект 1135.6, предназначенный для ведения боевых действий против НК и ПЛ как самостоятельно, так и в составе соединения. Первоначально на новом корабле планировалось установить ПКРК “Уран”, ЗРК “Кинжал”, малокалиберные зенитно-артиллерийские комплексы АК-630М1-2 с РЛС “Вымпел”. Однако экономическая ситуация в России не оставляла надежд на строительство СКР для отечественного ВМФ. И санкт-петербургские корабелы получили добро на продажу своих разработок за рубеж.

В экспортном варианте проект 1135.6 получил несколько иной состав вооружения. Внешне новые корабли (по зарубежной классификации – фрегаты) сильно отличаются от своего прототипа.

Надстройка стала сплошной, ее форма существенно уменьшает радиолокационную заметность. В корпусе, получившем изящный скуловой излом, полностью отсутствуют иллюминаторы. Нет и традиционной для “Буревестников” и “Нереев” буксируемой ГАС. Гребные винты – малошумные, пятилопастные. В кормовой части корабля предусмотрены ангар и ВПП для вертолета постоянного базирования.

ТТХ фрегата “Talwar” (проект 1135.6)

Водоизмещение, т – .3620

Размерения корпуса, м – 124,8×15,2×4,2

Мощность ГЭУ, кВт. –  41 220

Скорость полного хода, узлы – 30

Дальность плавания, мили – .4500

Мощность электростанции, кВт. –  4×800

Экипаж, чел – около 200

Вооружение – 8 УВП ПКРК “Club-N”;

1×1 ЗРК “Штиль-1” (“Ураган”);

1 ЗРАК “Каштан” (“Кортик”) с двумя боевыми модулями;

1×1 100-мм АУ А-190;

2 двухтрубных торпедных аппарата ДТА-53;

1 РБУ-6000;

8 комплектов ПЗРК “Игла-1Э”;

1 вертолет Ка-28 или Ка-31.

Радиоэлектронное оборудование –  РЛС “Фрегат-М2ЭМ”;

РЛС МР-212/201-1;

РЛС “Bridge Master”;

ГАС “Humsa”

ГАС SSN-137;

комплект РЭБ.

Контракт стоимостью около одного миллиарда долларов на поставку индийским ВМС трех фрегатов проекта 11356 был заключен 17 ноября 1997 года. С российской стороны основным подрядчиком выступало ОАО “Балтийский завод”. Первые два корабля –“Тальвар” (“Talwar”) и “Тришул” (“Trishul”) – были заложены в марте 1999 года и спущены на воду соответственно в мае и ноябре 2000-го. У нас они условно назывались“Дозорный” и “Ударный”. Примечательно, что экипажи для них на время прохождения испытаний формировались из 128-й бригады надводных кораблей Балтийского флота – родного дома “Бдительного”.

В мае 2001 года состоялся спуск на воду последнего фрегата серии – “Табар” (“Tabar”). Согласно контракту, в состав индийского флота все три корабля вошли в 2002 – 2003 годах.

Общая оценка проекта

Говоря о «Буревестниках», их командиры проявляют редкое единодушие в положительной оценке этих кораблей. Все отмечают высокую надежность, управляемость, мореходность, хорошие бытовые условия. Минимальные отличия между серийными кораблями свидетельствуют об оптимальности конструкции. “Одиннадцать-тридцать пятый”, безусловно, являлся образцом самой передовой техники своего времени. Перечень примененных на нем новшеств поистине впечатляющ: оригинальная газотурбинная энергоустановка, маршевая редукторная приставка, подкильная и буксируемая ГАС, перспективный ЗРК “Оса-М”, “длинная рука” для охоты за вражескими атомными субмаринами – ПЛРК “Метель” и многое другое. “Буревестник” ознаменовал собой не просто переход к новому поколению, а судя по продолжающемуся строительству его последователей, – прорыв в новое тысячелетие. Такое бывает редко.

О несомненной удаче конструкторов говорит следующий факт: не считая вертолета, корабли проекта 1135 и 1135М имеют такой же арсенал противолодочного вооружения, что и БПК проектов 1134А и 1134Б, только с меньшим боезапасом. И это при том, что по водоизмещению он в два с

лишним раза им уступает, а остальные его характеристики в целом – не хуже.

Тридцатилетняя интенсивная эксплуатация кораблей без существенных аварий свидетельствует о надежности и живучести их вооружения и механизмов

В процессе службы кораблей выявились и недостатки. Нарекания вызывала конструкция ПОУКБ: она чрезмерно сложная и требует квалифицированного обслуживания, тогда как эффективность ГАС «Вега» далека от желаемой. Случаи поломки и даже потери «тела» БУГАС были, к сожалению, нередки.

Важным минусом стало то, что собственные гидроакустические средства «Буревестников» не соответствовали возможностям комплекса «Метель». Дальность обнаружения ПЛ в мелком море, к каковым относятся Балтийское и Баренцево, как правило, составляла около 7-15 км. В океане, конечно, выше, но все же не настолько, чтобы применять “Метель” на полную дальность. Это можно было делать только по данным, поступавшим с другого, наводящего корабля. Так “длинная рука” оказалась оружием коллективным.

Не слишком удачно выглядит и расположение артиллерии. Поскольку нос корабля был занят главным оружием — противолодочным, артустановкам осталось место только на корме, в наиболее вибрирующем месте. Это отразилось на работе автоматики и точности стрельбы. Управление артогнем от одной общей станции “Турель” привело к тому, что две башни работают как одна, а это практически исключает возможность одновременного ведения огня по нескольким целям. К тому же весьма ограниченными были и сектора обстрела, а малый калибр АК-726 не позволял бороться с сильными надводными целями – такими, как фрегат или эсминец, участвовать в огневой поддержке десанта.

Недостатком следует считать сложность и длительность перезарядки боезапаса. Погрузка всех видов оружия на корабли проекта 1135 может выполняться или в базе, или в море при полном штиле, что в условиях военных действий нереально. Впрочем, это объяснимо: в 60-е годы, когда разрабатывалось оружие, проблема его передачи на корабль в море еще не была решена.

В заключение следует напомнить, что «Буревестник» задумывался как специализированный корабль для борьбы с подводными лодками в составе КПУГ. Вопрос о многоцелевом назначении тогда не ставился. Главной задачей было найти подводную лодку на большом удалении от берега, длительно преследовать ее и уничтожить. Как показал опыт учений и боевых служб, эта цель была достигнута. Поэтому перечисленные недостатки не могут перечеркнуть положительную оценку корабля в целом – тем более, что многие из них устранялись в ходе модернизаций.

Накануне празднования 300-летия Российского флота предпринимались попытки сохранить “Бдительный” в качестве музея. Тогда еще кандидат в губернаторы Калининградской области Л.Горбенко обещал поставить его на набережной реки Преголя в Калининграде. Но надеждам этим не суждено было сбыться. Юбилей флота головной “Буревестник” встретил в доке – полным ходом шла его подготовка к разделке на металл. Вскоре за ним последовал “Сильный”, а в 1998 году – “Бодрый”.

Впрочем, еще жив «Дружный». В недалеком будущем и он должен стать грудой металла. Сохранить корабль как символ своей эпохи — мечта десятков тысяч калининградцев, для которых создание «буревестников» стало частью жизни, и всех тех, кому дорога история Российского флота.

На всех морских театрах

“Буревестники” и “Нереи” несли службу в составе всех четырех флотов СССР и России, а также в морских частях погранвойск. Ближайшие родственники “Бдительного” – “Бодрый”, “Свирепый”, “Сильный”, “Дружный” и “Неукротимый” находились в составе Балтийского флота; “Достойный”, “Доблестный”, “Резвый”, “Жаркий”, “Ленинградский комсомолец” (с 15.2.1992-“Легкий”), “Громкий”, “Бессменный” и “Задорный” – Северного; “Разумный”, “Разящий”, “Резкий”, “Ретивый”, “Ревностный”, “Рьяный”, “Грозящий”, “Летучий”, “Горделивый” и “Порывистый” — Тихоокеанского; “Деятельный”, “Разительный”, “Беззаветный”, “Безукоризненный”, “Ладный” и “Пытливый” – Черноморского. “Пылкий” сначала служил на на Черном море, но после модернизации в Калининграде по проекту 1135.2 остался на Балтике

В состав двух флотов входил “Сторожевой”. В ноябре 1975 года на этом корабле произошел беспрецедентный случай: арест командира его заместителем и выход из подчинения командования флотом. В Рижском заливе БПК был остановлен, а инициатор “мятежа” капитан 3 ранга В.М.Саблин отдан под трибунал и впоследствии расстрелян. “Сторожевой” сразу же после этого ЧП перевели на Тихий океан.

Корабли проектов 1135 и 1135М базировались на Балтийск (12-я дивизия надводных кораблей БФ), Петропавловск-Камчатский (173-я бригада противолодочных кораблей ТОФ), Полярный (130-я бригада противолодочных кораблей СФ), Севастополь (11-я бригада противолодочных кораблей ЧФ). В то же время они значительную часть своей службы проводили в дальних походах, выполняли дипломатические и политические миссии, демонстрируя военно-морское присутствие СССР в Мировом океане. Так,  черноморские, северные, балтийские “Буревестники” постоянно ходили в Атлантику и в Средиземное море, на Кубу, тихоокеанские – в Индийский океан, патрулировали у берегов Африки и Аравийского полуострова.

К сожалению, недостаточное финансирование Российского флота в течение последнего десятилетия привело к обвальному сокращению корабельного состава. Роковым образом это отразилось и на судьбе “одиннадцать-тридцать пятых”. В 90-е годы из-за нехватки средств на проведение ремонта большинство еще вполне боеспособных СКР пошло на слом. Еще три черноморских корабля в 1997 году были переданы Украине, но они тоже пошли «на иголки»

“Нереи” еще несут службу: семь в составе морских частей погранвойск России и один – “Гетьман Сагайдачний” – в качестве флагмана ВМС Украины. Российские корабли базируются в Петропавловске-Камчатском (1-я дивизия МПЧ) и Находке (16-я бригада ПСКР). Правда, есть опасения, что и их век будет недолог…

Эй! Моряк, почитай и это:



One thought on “Проект 1135 «Буревестник»”

Добавить комментарий