Загрузка...

Бытует мнение, что свое награбленное золотишко и сокровища пираты частенько прятали где только возможно: в тайных пещерах и гротах, зарывали в землю под охраной скелетов… Десятки книг, сотни фильмов, где живописуется либо процесс закапывания, либо еще более животрепещущий процесс поиска и откапывания этих сокровищ!

Тысячи искателей приключений перерыли горы земли в поисках пиратского золота! Однако почему-то разбогатеть пока не удалось никому, хотя сенсационные сообщения об очередном найденном пиратском кладе время от времени появляются в печати… Но на поверку часто выясняется, что к пиратам это не имеет ни малейшего отношения. Автор этой статьи придерживается мнения, что пираты, судя по всему, вообще не делали кладов! Давайте поговорим об этом.

Прежде всего, давайте определимся с понятием, что такое клад? Гражданский кодекс Российской Федерации считает, что «клад — зарытые в земле или спрятанные иным способом деньги или ценные предметы, владелец которых неизвестен и не может быть найден, или же потерял на них право». Я считаю, что это не совсем корректная характеристика. Например, я могу завтра выйти в чисто поле и зарыть там что-то ценное. Это — клад. Но владелец его известен. Или, скажем, я украл сто золотых монет и зарыл их. Поскольку монеты я украл, то и так не имел никаких прав на них. Но, тем не менее, зарытые монеты — это самый настоящий клад, владелец его я, а прав на него как не имел, так и не имею, поэтому «потерять» какие-то права на этот клад я не могу (нельзя потерять то, что не имеешь). Но, согласитесь, нельзя нечаянно, или случайно что-то спрятать, верно? То есть клад — это совершенно осознанное деяние. Таким образом, понятие клада определим так: клад — это нарочно спрятанные ценности и деньги. Вот так коротко. Соответственно, пиратский клад — это нарочно спрятанные морскими разбойниками деньги и ценности.

Вот об этом и будем говорить.

Давайте представим себя на минутку пиратом. Мы — человек не глупый, опытный и рисковый. И, как человек неглупый, мы понимаем, что профессия наша сопряжена с очень большим риском. Мы только что вернулись из пиратского похода, где чудом избежали смерти, чуть не умерли от отравленной индейской стрелы, избежали тропической лихорадки, которой переболела треть экипажа и половина из них отправилась на небеса, видели во множестве ужасные мучения своих товарищей и смерть, косившая всех направо и налево. На дележе нам досталось, скажем, 200 золотых дублонов. Станем мы теперь их закапывать? Нет, конечно! Ведь если мы погибнем, то кому нужны будут эти деньги? Мы чудом не погибли, в следующий раз нам может и не повезти. А если мы не погибнем и со славой вернемся из следующего похода, то и золотишко опять у нас будет! Так стоит ли прятать? Может, лучше прогулять эти деньги, пока жив? Примерно так и рассуждали пираты. По свидетельству Эксквемелина, который сам был пиратом и долгое время находился в их среде, пираты говорили так:

«Поскольку опасности подстерегают нас постоянно, судьба наша очень отличается от судеб других людей. Сегодня мы живы, завтра убиты — какой же смысл нам накапливать и беречь что-либо? Мы никогда не заботимся о том, сколько проживем. Главное — это как можно лучше провести жизнь, не думая о ее сохранении».

Далее Эксквемелин так живописует мотовство и загулы пиратов на берегу:

“Они буквально за месяц спускают все, что нажили за год или полтора. Они хлещут водку, словно воду, вино покупают прямо бочонками, выбивают затычки и пьют до тех пор, пока бочонок не опустеет. День и ночь буканьеры шатаются по селениям и славят Бахуса, пока остается хоть грош на выпивку… Некоторые из них умудряются за ночь прокутить две-три тысячи реалов, так что к утру у них не остается даже рубашки на теле. Я знал на Ямайке одного человека, который платил девке пятьсот реалов лишь за то, чтобы взглянуть на нее голую. И такие люди совершают много всяческих глупостей. Мой бывший господин [речь идет о Роке Бразильце — В.П.] частенько покупал бочонок вина, выкатывал его на улицу, выбивал затычку и садился рядом. Все шедшие мимо должны были пить вместе с ним — попробуй не выпей, если тебя угощают под ружейным дулом, а с ружьем мой господин не расставался. Порой он покупал бочку масла, вытаскивал ее на улицу и швырял масло в прохожих прямо на одежду или в голову.

Как видим, пираты, нахлебавшись горестей, лишений, болезней, смертей и прочих «прелестей» морского разбоя, старались хоть немного расслабиться и забыть все эти кошмары. Именно потому и происходили такие дикие загулы, где спускалось все пиратское золото.

Если это так, то откуда же такое количество рассказов о пиратских кладах?

Если мы присмотримся к этим рассказам повнимательней, то обнаружим, что большинство их принадлежит не документальной, а художественной литературе. Конечно, ведь это очень романтично: отправиться на поиски припрятанного золотишка, и не какого-нибудь скучного богатея-ростовщика, а настоящих пиратов! Арргх!

Справедливости ради следует признать, что некоторая часть рассказов о спрятанных кладах действительно идет от самих пиратов.  Этому тоже есть объяснение. Попав в руки врагов, пираты иногда пытались купить свою свободу или отсрочку казни такими рассказами, мол, если вы меня пощадите, то я вам такое расскажу! К сожалению, мы пока не можем похвастать, что хотя бы малая часть этих легенд нашла свое подтверждение, по сей день ни одного пиратского клада не обнаружено, хотя усилия предпринимались титанические. Сколько судеб разбилось, сколько состояний оказалось пущеными на ветер в погоне за призрачным пиратским золотом!

Иной читатель спросит: как же так, ведь столько сообщений о найденных кладах! На самом деле многие из этих сообщений — обыкновенные газетные утки, которые проплачиваются разного рода заинтересованными господами (например, чтобы поднять туристический интерес к какому-нибудь курорту или сервису, или чтобы поднять рейтинг и популярность печатного издания, или увеличить продажи оборудования для подводных исследований, или чтобы банально прославиться, и т. п.). В остальных случаях речь идет не о пиратских кладах (то есть нарочно спрятанных драгоценностях), а о найденных сокровищах с затонувших кораблей, чаще всего — с испанских галеонов и казначейских судов.

Мне могут возразить, что, дескать, пираты были не дураки и, пряча золотишко, потом об этом помалкивали. Возможно, что находились и такие, но нам о них не известно. Зато известно несколько вполне рациональных причин, почему этого делать не следовало. Самую главную я уже назвал, но есть и другие.

Как правило пиратская экспедиция не начинается вот так просто — вдруг взяли да и поплыли. Поход — дело серьезное, он подготовки требует. А подготовка — это не только людей навербовать. Не менее важно подготовить к предстоящему походу корабли в достаточном количестве, оружие, провиант, снасти, боеприпасы, порох, и так далее и тому подобное. Понятное дело, в художественных произведениях всю эту скукотищу авторы попросту игнорируют, сразу переходя к боевым действиям. Вот и складывается у обыкновенного читателя впечатление такое шапкозакидательское: взяли да и поплыли «испанца добывать»! А кто будет платить за подготовку?

Где взять корабли? У судовладельцев (арматоров). Где взять провиант? У купцов. А скажите, купцы и арматоры — они что, за бесплатно всё это выдадут? Нет. Они доли своей потребуют, и доли немалой, потому что пиратский набег — дело рисковое, можно и с носом остаться. А можно и без носа, и без головы. Кроме того, еще это дело нелегальное. Потерпевшая сторона вполне может счет предъявить. И счет этот будет предъявлен на высоком административном уровне, вплоть до официальных послов и монархов, для которых судьба каких-то грязных пиратов-голодранцев вообще ничего не значит и может быть с легкостью обменяна ради каких-то сиюминутных политических дивидендов. Так и в своем родном порту недолго на виселицу угодить за пиратство! Поэтому было бы совсем неплохо пиратскую вылазку превратить в каперскую. То есть — легализовать. А это значит, надо идти на поклон к чиновникам, выдающим каперские патенты и комиссии. А чиновникам тоже за бесплатно нет интереса подставляться, к ним тоже денюшку «заносить» надо. Хорошо, если сейчас идет война и каперские грамоты и комиссии раздаются направо и налево. А если нет? Именно так и оказались Генри Морган и Томас Модифорд на судебной скамье в Англии — панамский поход был нелегальной пиратской экспедицией, поскольку в то время уже был подписан мир с Испанией, о чем они оба знали, но игнорировали.

Вот и получается, что с одного пиратского похода кормится большое число людей, в самом набеге непосредственного участия не принимающих. И когда приходит время делить добычу, то сперва своё берут купцы, арматоры, чиновники и прочие пайщики, а уж потом то, что после них остается — делится среди команды. Поэтому рядовые пираты, получающие по одной доле, рассчитывать на большие барыши не могли. Денег только и хватало, чтобы немного покутить и развеяться после нескольких месяцев лишений, трудностей и сражений.

Итак, мы выяснили, что у каждой пиратской экспедиции были пайщики, и они вовсе не были бессребрениками. Вкладывали они свои денежки в надежде получить солидный куш и поэтому припрятывание пиратской добычи было бы этими господами воспринято весьма пессимистично. Дело вполне могло кончиться судом и даже казнью. Случаи такие очень даже известны, порукой тому судебные разбирательства Моргана и покрывавшего его чиновника Модифорда, или весьма странная казнь Уильяма Кидда с явно сфабрикованными и подтасованными фактами, причем факты подтасовывали как раз бывшие пайщики и покровители Кидда. А Уолтеру Рэйли не помогло даже то, что он был фаворитом самой королевы! Так что любому пирату приходилось всегда делиться своей добычей со «спонсорами».

Есть мнение, что пираты припрятывали золотишко до раздела, чтобы обмануть пайщиков. Например, бытует такая легенда про результаты похода Генри Моргана на Портобело, дескать, спрятали часть сокровищ где-то у реки Чагре. Это кажется маловероятным. Ведь что знают трое — знает и свинья. Иными словами, из нескольких сотен пройдох, висельников, убийц и воров, составлявших пиратские экипажи, наверняка найдется как минимум один, кто захочет эту ценную информацию «слить», поимев на этом свои дивиденды. Кроме того, опять-таки давайте представим себя на месте рядового пирата из моргановского отряда. Вот Морган нам говорит: «Ребята! А давайте спрячем часть золотишка, а потом вернемся, откопаем его и поделим!» Какая будет у вас реакция? Правильно, негативная! Как это так, оставить золото и уйти??? И об этом будут знать 200 головорезов, каждый из которых попытается при первой же возможности улизнуть из отряда, вернуться, откопать и забрать всё себе?! Мне скажут, что о точном месте, где зарыт клад, никто не знает кроме 2-3 человек. Опять представьте себя рядовым пиратом: ваше золото кто-то собирается закапывать, а вы даже знать не знаете где его искать, случись что! Согласитесь вы на такое? Да ни за что!

Именно так подумает каждый пират, поэтому закопать Моргану золото никто бы не позволил. Вся команда взбунтовалась бы! И Морган это отлично понимал, поэтому никакого припрятанного золотишка на самом деле никогда не было, а эту историю выдумали сами пираты, возможно, недовольные результатами дележа и подозревавшими Моргана в нечестности и махинациях.

Можно услышать мнение, что, дескать, закапывали пираты свои доли после раздела награбленного. Возможно, что кто-то так и поступал, но истории пока не известно ни одного такого случая. Да и прятать-то особенно нечего было. Капитан пиратского судна получал всего лишь от двух до шести долей против рядовых матросов, получавших одну долю. Даже известным и удачливым предводителям морских разбойников не удавалось скопить каких-либо заметных богатств. Сложно накопить реальные богатства при таких «расценках». Перед нами весьма показательный пример Питера Хейна, сорвавшего самый большой пиратский куш, о котором любой пират мог только мечтать: захват испанского «серебряного флота» в полном составе! Добыча была оценена в 11 с половиной миллионов гульденов!

И что же? А ничего! Всё кончилось именно так, как и должно было кончится: чиновники, пайщики и покровители отсудили у Хейна почти всё золото. Самому Хейну от всех этих миллионов достались лишь жалкие 7 тысяч гульденов да золотая цепь во утешение, рядовым же корсарам — в несколько раз меньше. Корсары Хейна, поняв, что их бессовестно обворовали (сегодня сказали бы — «кинули»), даже взбунтовались. Думаете,

их кто-то испугался (мол, «один корсар стоит 5 солдат» — еще один распространенный миф) и в страхе вернул им золото? Ага, щаз! Их просто разогнали с помощью милиции и солдат, повесив нескольких особенно ретивых.

Кстати, насчет накопления. Клад — не лучшая форма накопления богатств. Многие европейские банки имели свои конторы в портах (в том числе и в Новом Свете) и охотно принимали сбережения под свои гарантии и неплохие проценты. Зачем же закапывать то, что может быть выкопано другими, когда можно поместить деньги в банк, где они будут лежать в целости и сохранности, да еще и под проценты? Причем, под легальные проценты?

Вот поэтому пираты никаких сокровищ, скорее всего, не прятали, а просто проматывали. Возможно, повторюсь, и были единицы, кто оставил клады, но что такое десяток человек на всю мировую историю?

Эй! Моряк, почитай и это:



One thought on “Пиратские клады”

Добавить комментарий